Новости

Закрыты последние коммерческие предприятия китайской армии
11 июля 2019 года
 
Китайская армия окончательно прекратила заниматься коммерческой деятельностью, сообщило 11 июля агентство «Синьхуа». Процесс лишения вооруженных сил этой не свойственной им функции начался еще в 1998 году, а окончательное решение отказаться от нее было принято в 2015-м. Армейский бизнес помог Народно-освободительной армии Китая (НОАК) выжить в 1980–1990-е годы, когда ради ускоренного экономического развития страна пыталась свести к минимуму оборонный бюджет. Но цена оказалась слишком высока: в армии расцвела коррупция, а военная подготовка отошла на второй план — главной заботой командования стало зарабатывание денег.
 
«Кампания по прекращению оказания армейскими подразделениями платных услуг» практически завершена, сообщило агентство «Синьхуа», добавив, что коммерческой деятельности в войсках КНР больше не будет. Курс на полное и окончательное разделение армии и бизнеса был взят в конце 2015 года и стал частью масштабной военной реформы, затеянной нынешним председателем КНР Си Цзиньпином. В рамках происходящих изменений была радикально трансформирована схема управления войсками, численность армии была сокращена на 300 тыс. человек, было создано Министерство по делам ветеранов и многое другое.
 
Армейский бизнес появился в современном Китае в 1980-х годах, когда в ходе реформ фактического главы КНР Дэн Сяопина и сами войска, и расходы на их содержание были резко сокращены. В результате освободившиеся бараки, аэродромы и склады было решено использовать в гражданских целях, в первую очередь сдавать в аренду зарождающемуся китайскому бизнесу.
 
Наибольшего размаха армейская коммерческая деятельность в Китае достигла при министре обороны Чи Хаотяне (1993–2003 годы).
 
Как писал американский исследователь Джеймс Малвенон, при нем солдаты официально использовались как дешевая рабочая сила, вся армейская строительная техника была задействована в бизнесе, расцвели контрабанда и уклонение от налогов. Военной силой китайскую армию тогда можно было назвать с натяжкой: согласно официальной доктрине, Китай вступил в эпоху «мира и стабильности», крупных угроз безопасности не было и главной задачей было развитие экономики.
 
По словам старшего научного сотрудника Института Дальнего Востока РАН Василия Кашина, изначально армии разрешили заниматься бизнесом для того, чтобы профинансировать текущие нужды. «В 1990-е годы армейский бюджет был около $10 млрд, и на эти деньги нужно было содержать несколько миллионов человек,— сообщил он “Ъ”.— Многие подразделения были на самообеспечении. Предполагалось, что коммерческая деятельность позволит им поддерживать зарплаты на достойном уровне. Конечно, многие военачальники не упускали возможности обогатиться. Тренировки во многих подразделениях также прекратились». По словам Джеймса Малвенона, в середине 1990-х годов «армия превратилась в крупнейший в стране многопрофильный бизнес-конгломерат, пользовавшийся недоступными обычному предпринимателю льготами и привилегиями».
 
Разгул армейской коррупции заставил генсека Компартии Китая Цзян Цзэминя в 1998 году приказать НОАК передать ее коммерческие компании на балансы правительств регионов.
 
Впрочем, многие лазейки оставались: при гарнизонах существовали школы, больницы, кинотеатры и другие социально значимые объекты, в которые было разрешено принимать гражданских. Прибыль подразделения могли оставлять себе и использовать на собственные нужды. К примеру, по данным газеты «Бэйцзин шибао», в 2017 году в пекинских военных госпиталях до 90% пациентов составляли гражданские: армейская медицина высоко ценится населением, и люди охотно пользовались ее платными услугами.
 
Теперь же все возможности для армии самостоятельно зарабатывать ликвидированы. В 2016 году, объявляя о скором сворачивании армейского бизнеса, официальный печатный орган НОАК газета «Цзефанцзюнь бао» сообщала, что «армия должна готовиться к битвам». «Базовая задача армии — воевать, если же армия отклонится от этой задачи, нас ждут неисчислимые бедствия»,— предупредили авторы. Полное сворачивание армейского бизнеса стало возможно из-за резкого роста военного бюджета страны в последние десятилетия. С конца 1990-х годов он рос на 7–12% ежегодно и к 2019 году достиг $177 млрд.
 
КоммерсантЪ/www.kommersant.ru