Москва
Пекин
CNY/RUB

Интервью Председателя Внешэкономбанка Сергея Горькова

29 января 2018 года

 

Глава Внешэкономбанка Сергей Горьков известен пристрастием к технологии блокчейн. На Всемирном экономическом форуме в швейцарском Давосе он заявил, что Россия вышла в лидеры по блокчейну и может преуспеть в квантовых, конвергентных технологиях и искусственном интеллекте. В интервью агентству «Прайм» в кулуарах ВЭФ Горьков рассказал, как в Давосе оценили технологическую роль России в мире, об инновациях, инвестициях в инфраструктуру, олимпийских объектах в Сочи и почему кибератаки на банки не должны вызывать панику.

 

— Добрый день, Сергей Николаевич. В Давосе вы участвовали в сессии, посвященной блокчейн, и говорили о роли России в развитии этой технологии. Какую реакцию вызвало ваше выступление в Давосе? 

 

— Была довольно ожидаемая реакция на мое выступление, много скептиков, что Россия может не стать лидером в новых технологиях.

 

— Как мы сможем конкурировать с мировыми гигантами в этой сфере?

 

— Если говорить о блокчейне, то здесь нет ничего глобального, не требуется фундаментальных вложений. Основные затраты — подготовка инфраструктуры, создание электронного реестра.

 

От тренда на инвестиции в технологии не уйти, наша задача — не упустить момент и самим формировать тренд. Например, Uber, Google создают бизнес-модели для внедрения новаций. И нам есть, что показать: усилия Сбербанка и ВЭБа дали возможности фундаментального сдвига блокчейна в России.

 

Если не сбавлять темп, продолжать двигаться, то мы будем лидером, уверен на 100%. Нужно определить эти четкие ниши и сфокусироваться на внедрении блокчейна, квантовых и конвергентных технологий.

 

— Блокчейн-коммуна ВЭБа стала резидентом швейцарской криптодолины Crypto Valley. Какие впечатления остались у вас от посещения кантона Цуг, какова была повестка?

 

— Мы встречались с администрацией кантона, которая с большим интересом относится к реализации высокотехнологичных проектов. Еще три года назад, когда само понятие блокчейн было условным, они дали добро на создание Crypto Valley. Сейчас это мировой центр развития блокчейн-технологий, оттуда в принципе и вышло понятие ICO.

 

Во время этого визита наша блокчейн-коммуна стала резидентом Crypto Valley, вошла в ассоциацию. Это возможность кооперации со специалистами высочайшего уровня, поиск новых решений с использованием блокчейна на разных платформах. Очевидно, что Россия уже один из лидеров во внедрении блокчейна.

 

— Что нужно делать в России в сфере образования для внедрения новых технологий?

 

— История «монастырского» образования, когда надо прийти в одно место и получить там знания — давно не работает. В каком университете мира вам расскажут про блокчейн? Ни в каком, даже в американском не расскажут. Сейчас знания есть и у маленьких компаний, и у центров компетенций.

 

ВЭБ как институт развития будет своего рода фабрикой производства знаний. Мы хотим их распространять в России, может быть, и за ее пределами. Через сайт, другие каналы. Это будут лекции, видеоблоги — современные технологии открывают широкие возможности. Мы не будем строить в классическом виде университет или академию.

 

— Ранее премьер-министр Дмитрий Медведев сказал, что криптовалюты стали новым вызовом, но могут исчезнуть через несколько лет. Вы с этим согласны?

 

-Действительно, криптовалюта стала вызовом для всего мира, а для всех регуляторов — гигантской проблемой. Полагаю, российские власти заняли оптимальную позицию в этом вопросе. Нужно спокойно к этому явлению относиться, но при этом извлекать уроки и прорабатывать регуляторику. Майнинг был самой популярной работой в мире до 2017 года, но теперь его популярность заметно упала, тренды меняются.

 

— Биткоин может исчезнуть?

 

— Биткоин может исчезнуть. Криптовалюта, скорее всего, не исчезнет.

 

— Давайте перейдем к другим темам. Удалось ли возместить убытки от хакерских атак на банк «Глобэкс» в конце прошлого года, усилены ли меры безопасности?

 

— Было много шума на эту тему, строго говоря, без серьезной причины. Еще в начале 2017 года мы усилили в «Глобэксе» систему безопасности, поэтому и удалось избежать серьезных последствий.

 

Подчеркну, на клиентских деньгах эта атака вообще не отразилась, не затронула ни одного рубля, ни одного цента. По факту ущерб измеряется десятками тысяч долларов, что немного повлияло на наши банковские операции, но мы оперативно внесли необходимые коррективы.

 

Вообще, хакерские атаки на системы крупного банка происходят ежедневно. Вопрос – в их отражении, эта атака была достаточно успешно отбита.

 

— Ожидаете ли вы увеличения активности кибермошенников на банковский сектор в новом году?

 

— Один вопрос, сколько фиксируется атак — 10, 20, 30 или 40. Есть периоды — весна и осень, когда атаки усиливаются. Другой вопрос: пробивают хакеры защиту или не пробивают?

 

— Что ВЭБ будет делать с убыточными олимпийскими объектами в Сочи, в том числе в Красной Поляне?

 

— Нельзя сказать, что у нас объекты в Сочи убыточные. Подавляющее большинство из них выходит на прибыль, включая горнолыжный курорт «Горки Город». В конце года наблюдательный совет ВЭБа принял схему реструктуризации долгов по ряду проектов горного кластера. «Роза Хутор» и «Горки Город» положительно закончили 2017 год. Пусть пока это и небольшая прибыль, но она позволяет дальше нормально существовать.

 

Давайте спросим: сколько строился швейцарский Давос? Это заняло десятилетия, с семидесятых годов прошлого века. У нас же горный кластер был построен меньше чем за пять лет! Срок окупаемости трасс и спортивной инфраструктуры намного больше – порядка 20-25 лет. Я специально изучал швейцарскую, австрийскую и французскую модели.

 

— Сколько ВЭБ вкладывает в инфраструктуру?

 

— Только за 2017 год мы инвестировали 188 миллиардов рублей в экономику, в сравнении с 2016 годом — рост в два раза. Из последних примеров — строительство аэропорта в Саратове и аэровокзального комплекса в Хабаровске.

 

И по итогам 2018 года планируем развивать 26 приоритетных для нас направлений. Это и возведение инфраструктурных объектов, и высокие переделы и инновации. В настоящее время на экспертизе в ВЭБе находится три десятка проектов объемом 365 миллиардов рублей. За этими цифрами – в том числе, и крупнейшие инфраструктурные объекты.

 

— ВЭБ выйдет на прибыль в 2018 году?

 

— Мы ожидаем прибыль по итогам 2018 года. Какой она будет, зависит от множества факторов, четкое следование стратегии и бизнес-плану, слаженная работа команды позволяет прогнозировать успешный результат.

 

ИА Прайм/www.1prime.ru

Поиск