Интервью генерального директора Российского фонда прямых инвестиций Кирилла Дмитриева

Dmitriev_1280

15 февраля 2017 года

 

Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) за шесть лет своего существования стал полноправным участником международного инвестиционного сообщества. Привычная для фонда роль — привлечение крупных иностранных инвесторов в российские компании. Но в этом году РФПИ попробовал себя в новой роли — продающего акционера на бирже: Российско-китайский инвестфонд (РКИФ), созданный РФПИ и China Investment Corporation, разместил в ходе недавнего IPO «Детского мира» часть своего пакета. Размещение ритейлера стало первым российским IPO с фокусом на иностранный спрос за последние три года.

 

О том, что иностранные инвесторы хотят увидеть в России и как сам фонд выбирает для себя цели инвестирования в интервью «Интерфаксу» рассказал генеральный директор РФПИ Кирилл Дмитриев.

 

Российско-китайский инвестфонд (РКИФ) на прошлой неделе частично вышел из инвестиций в «Детский мир», зафиксировав доходность свыше 90% в долларах. При этом спрос на акции в основном был обеспечен иностранными инвесторами. Можно ли говорить о том, что аппетит к российскому риску у иностранных инвесторов возвращается, и они готовы наращивать инвестиции в российские бумаги?

 

Да, безусловно. Это первое за долгое время IPO с фокусом на иностранцев, которое показывает, что восстанавливается интерес к российским активам у иностранных инвесторов. Девяносто процентов книги заявок на акции компании было обеспечено иностранными инвесторами, при этом более 25% пришлось на инвесторов США, около 35% — на британских инвесторов. Это важно для наших китайских партнеров по РКИФ, так как фонд впервые вышел из инвестиции, зафиксировав такую высокую доходность на фоне значительного интереса именно со стороны зарубежных фондов.

 

Конечно, российские инвесторы тоже принимали участие в сделке, но изначально фокус был на привлечение иностранных инвесторов, потому что мы считаем, что надо возродить их интерес к России. Участие иностранцев в размещении «Детского мира» и в последовавшем за ним размещении «ФосАгро» , говорит о том, что они заново открывают глаза на Россию, и готовы больше инвестировать в наши рынки.

 

Важный аспект сделки — то, что она проходила на «Московской бирже». Всегда существовало мнение, что размещение на зарубежной площадке больше подходит для иностранных инвесторов, но IPO «Детского мира» еще раз показало, что это не так, и «Московская биржа» способна обеспечить всю необходимую инфраструктуру.

 

Ожидаете ли вы, что российские компании в ближайшее время будут сохранять высокую активность на рынке акционерного капитала?

 

Да, мы считаем, что активность будет высокая. Сейчас многие компании видят, что «окно» для IPO и SPO открылось. Есть те, кто считает это краткосрочной тенденцией, но мы полагаем, что это долгосрочное «окно». Основа долгосрочности этого тренда — сделка ОПЕК, которая стабилизировала цены на нефть, а также рост российской экономики, который мы наблюдаем. Поэтому мы считаем, что «окно» открылось, и эмитенты будут им пользоваться.

 

Вы упомянули SPO «ФосАгро», где консорциум международных инвесторов во главе с РФПИ подавал заявку на акции компании на $200 млн, но она была удовлетворена лишь наполовину. Если у вас такая вера в перспективы компании, может быть, просто те акции, которые вам не достались, добрать на открытом рынке? Нет у вас таких планов с партнерами?

 

Мы привлекли шесть суверенных фондов, которые с нами поучаствовали в размещении «ФосАгро» — это, безусловно, большой успех. При этом «ФосАгро» фокусировалась на том, чтобы была высокая ликвидность акций, а мы вместе с партнерами покупаем бумаги на среднесрочную и долгосрочную перспективу. Есть и краткосрочные игроки, и мы, естественно, к этому относимся с пониманием, и считаем, что наличие разных групп инвесторов — это хорошо с точки зрения ликвидности и роста капитализации компании.

 

Преимущество SPO в том, что можно получить значимый объем сразу, особо не влияя на рыночную цену. Сейчас рынок немного выше, чем цена SPO, но мы считаем, что именно высококачественные российские компании с профессиональным менеджментом — это то, что будет привлекать инвесторов, и мы не исключаем возможности, что наши партнеры могут покупать акции на рынке.

 

А какие-то еще компании, которые говорили о планах проведения IPO, SPO, вас интересуют? Например, РФПИ еще на заре его существования приписывали интерес к инвестициям в холдинг En+. Сейчас компания готовится к IPO. Интересен ли этот актив РФПИ и его партнерам?

 

Мы не принимаем решения по участию в дальнейших SPO и IPO заранее, будем смотреть по ходу процесса. Все равно основной наш бизнес — это инвестиции не в публичные, а в частные компании. Мы проинвестировали в «Детский мир», когда это была частная компания, и вот она разместилась, стала публичной, а мы получили хороший доход.

 

Поэтому не могу сказать, что мы планируем участвовать во многих SPO и IPO. Мы делаем это только тогда, когда есть большой интерес от наших партнеров и когда мы видим, что компания — один из лидеров рынка и имеет долгосрочный и значимый потенциал роста капитализации. Поэтому какие-то конкретные компании, в которые мы можем инвестировать, сейчас я бы называть не стал.

 

Чиновники уже неоднократно заявляли о том, что РФПИ и его партнер DP World интересуются покупкой пакета в «Новороссийском морском торговом порте» (НМТП). Действительно ли вам и вашим партнерам интересен этот актив?

 

Все, что я могу сказать — мы смотрим на различные объекты портовой инфраструктуры, но у нас не принято еще никаких окончательных решений. Комментировать тему с НМТП пока преждевременно.

 

Вы недавно говорили, что ваши китайские партнеры интересуются совместными инвестициями в банки. Можно уточнить, речь идет о публичных или непубличных банках?

 

Речь идет о нескольких банках, которые интересны нашим партнерам, в том числе крупнейшим китайским банкам, которые бы хотели увеличить свое присутствие на российском рынке. И мы рассматриваем с Российско-китайским инвестфондом инвестиции в такие кредитные организации совместно с несколькими китайскими банками. Серьезно изучаем эти возможности.

 

В принципе, мы к банковскому сектору относимся очень осторожно, потому что понятно, что количество банков очень невелико, но если мы найдем качественный банк, то есть большая вероятность, что мы вместе с китайским банком и РКИФ сможем в него проинвестировать.

 

Проинвестировать в рамках частных сделок или через покупку акций на бирже?

 

В рамках частных сделок.

 

Этой весной в Россию должна приехать американская бизнес-миссия, РФПИ этим вопросом активно занимается. Какие американские компании выразили готовность поучаствовать в визите? Когда он состоится и какая формируется повестка — это только встречи с участием РФПИ и ваших партнеров, или переговоры с чиновниками высокого уровня?

 

Мы планируем эту поездку на май, потом она потенциально может перетечь в Петербургский международный экономический форум, который пройдет 1-3 июня. Мы планируем ряд событий вне форума и на его полях.

 

В целом, понятен круг американских компаний, которые в России традиционно присутствуют. Достаточно посмотреть на список бизнесов, участвующих в Консультативном совете по иностранным инвестициям, на список Американской торговой палаты. Но среди них отсутствует ряд ведущих американских фондов и крупных компаний. Поэтому наша задача — привлечь в эту бизнес-миссию не только тех, кто уже ведет деятельность в России, но сделать довольно серьезный упор на те компании, которые исторически с Россией работали мало. И мы также стремимся значимо увеличить присутствие американских компаний на Петербургском форуме в этом году. Мы уже видим, что в наших мероприятиях на полях форума готовы участвовать еще больше инвесторов из США, Канады, Великобритании, чем было до этого.

 

У РФПИ есть доли в публичных компаниях — «Московской бирже», «АЛРОСА», «Магните», «Ленте». Опыт постепенной продажи акций на рынке с получением хорошей доходности у фонда уже есть — например, с той же «АЛРОСА», еще до ее последнего SPO. Сейчас вы используете эти активы для оперативного привлечения ликвидности? Или сохраняете свои пакеты неизменными?

 

Мы их пока сохраняем, так как верим в рост этих компаний. Та же «Московская биржа» для нас показала очень высокую доходность более 20% годовых, сейчас она торговалась на максимальных уровнях за всю историю. Для нас это крайне успешная инвестиция.

 

И мы в принципе верим, что рынки восстановятся и продолжат рост дальше. Поэтому мы не планируем выходить из этих активов прямо сейчас. Но в перспективе это будет происходить, так как очень важная для нас задача — показывать привлекательную доходность и в рублях, и в долларах. Многие спрашивают, что именно интересно иностранным инвесторам? Квинтэссенция их интереса — получение доходности. Если люди видят системную возможность получать хорошую доходность в рублях и долларах, они будут инвестировать, и мы создаем такие значимые прецеденты. Тот же выход из «АЛРОСА» для нас был очень успешным. Поэтому наш диалог с партнерами не просто теоретический, мы показываем им конкретные цифры. Те инвестиции, которые мы сделали, и в кризис показывают позитивную долларовую и рублевую доходность, которая выше, чем инвестиции многих наших партнеров в другие рынки.

 

В прошлом году вы говорили, что РФПИ может рассмотреть участие в SPO «Ростелекома», если компания решит размещать квазиказначейские акции на рынке. Вы обсуждали потенциальную сделку с партнерами?

 

«Ростелеком» — безусловно, перспективная компания, для наших партнеров она интересна. Мы по-прежнему изучаем возможность инвестиций, но окончательных договоренностей на эту тему нет.

 

В какой стадии сейчас обсуждение докапитализации РФПИ? Уже звучал вариант, что РФ может внести в капитал РФПИ госпакет НМТП, какие-то другие активы рассматриваются?

 

В бюджете четко написано: когда у нас на счетах будет меньше, чем 30 млрд рублей, нас докапитализируют. Безусловно, будет денежная часть, докапитализация именно деньгами. Но также, возможно, частично докапитализация будет проведена активами, и этот вариант прорабатывается. Логика этого в том, что мы действительно сумели, работая с различными компаниями, куда инвестировали, значительно повысить их капитализацию для наших партнеров.

 

Соответственно, ряд министерств считает, что мы могли бы сыграть важную роль в повышении стоимости ряда активов, которые нам могли бы внести в капитал, но все это еще пока обсуждается.

 

Вы далеко от этого триггера — 30 млрд рублей на счетах? Сможете, если потребуется, этот год пройти без докапитализации?

 

Сумму на счетах мы комментировать не можем. Ожидаем докапитализацию в этом году. Все инвестиционные обязательства мы выполняем, и недостатка средств сейчас нет. Есть понимание важности роли РФПИ в привлечении инвестиций, поэтому все должно быть хорошо.

 

 

Интерфакс / www.interfax.ru