CNY/RUB
10,9611
↑ +0,00
IMOEX
2 508,81
↑ +3,10
SSEC
2 758,66
↑ +0,30

Интервью

Интервью генерального директора АО «Российский экспортный центр» Вероники Никишиной
10 марта 2020 года
 
Эпидемия коронавируса уже повлияла на работу российских поставщиков товаров. Из соображений безопасности по всему миру уже отменено 400 коммерческих выставок, в десяти из которых участие отечественных производителей должен был организовывать Российский экспортный центр (РЭЦ). Заметно усложнилась транспортировка и даже процесс заключения сделок — сейчас многие вынуждены общаться с партнерами с помощью видеосвязи. Об этом в интервью «Известиям» сообщила новый руководитель РЭЦ, экс-министр торговли Евразийской экономической комиссии Вероника Никишина. Во время беседы она рассказала о своих идеях и задачах в новой должности, возможных кадровых перестановках в РЭЦ, а также о том, когда заработает система «единого окна».

— Вы работаете в РЭЦ ровно месяц. В чем видите свою миссию в новой должности и какие цели ставите на 2020 год?

— Я пришла в РЭЦ в период, когда сошлись вместе три фактора. Первый — это внешние вызовы, с которыми сталкивается международная торговля: рост протекционизма, ослабление ВТО и антиконкурентные торговые сделки, наконец, эпидемия коронавируса в мире. Второй фактор — необходимость перенастройки многих процессов внутри РЭЦ. Экспортный центр был создан пять лет назад и накопил серьезную практику работы, которую сейчас надо проанализировать и отточить. И, наконец, третий фактор — это смена правительства, которая влечет за собой пересмотр многих принятых решений, в том числе в сфере государственной поддержки экспорта.

Учитывая такой бэкграунд, одна из главных задач, которые я вижу для себя, — сформировать стабильную среду господдержки экспорта. Правила предоставления субсидий и их набор не должны постоянно меняться, бизнесу нужно дать привыкнуть к существующим инструментам, дать возможность встроить их в среднесрочное планирование экономической деятельности. Это повысит эффективность господдержки. Кроме того, безусловным моим приоритетом выступает цифровизация. Например, сейчас для отчетности по многим субсидиям экспортеры должны привозить десятки килограммов бумаг — я не преувеличиваю. Необходимо ввести цифровую обработку документов, и это будет огромным плюсом как для экспортеров, так и для государства в целом.

Важно также автоматизировать процесс предоставления консультаций, потому что многие запросы предпринимателей типовые. А также «уберизировать» платформу предоставления массовых нефинансовых услуг РЭЦ. В целом мы бы хотели двигаться в сторону меньшего контроля на оперативном уровне и большей отслеживаемости клиентского опыта. В ближайшее время планируем запустить обновленный механизм получения обратной связи от клиентов и поставщиков услуг и в целом будем стремиться к тому, чтобы максимально ориентироваться на интересы потребителей услуг РЭЦ. Простота, скорость и удобство для экспортеров — наши главные приоритеты сегодня.

— Планируется ли обновление команды РЭЦ в связи с вашим приходом?

— Сейчас не стоит задача масштабных кадровых изменений в существующем составе, ведь именно этой командой были достигнуты определенные успехи и результаты. Но некоторые корректировки всё же произошли: к РЭЦ присоединился ряд новых менеджеров. Многие до этого выстраивали процессы в ВЭБе, нашей партнерской организации. Мы уверены, что сможем внедрить лучшие практики оттуда и в рамках РЭЦ. Среди присоединившихся к нашей команде коллег я назову Сергея Пластинина, одного из основателей концерна «Вимм-Билль-Данн». Его предпринимательский опыт, я уверена, позволит повысить эффективность наших зачастую формализованных процессов.

— Чем грозит коронавирус российским экспортерам несырьевых неэнергетических товаров?

— Китай — основной потребитель наших несырьевых неэнергетических товаров (ННЭ), в 2019 году объем поставок составил $14,5 млрд. Поэтому неудивительно, что распространение коронавируса приведет к сложностям для российских поставщиков. Эпидемия уже усложнила транспортировку, а также процесс заключения сделок, поскольку люди привыкли вести переговоры лично, а сейчас вынуждены отдавать предпочтение видеосвязи. Кроме того, из соображений безопасности уже отменили по всему миру около 400 коммерческих выставок, в десяти из которых участие российских экспортеров должен был организовывать РЭЦ.

По нашим расчетам, коронавирус может повлиять на физические объемы ННЭ этого года, однако полноценно оценить его влияние на экспорт мы сможем немного позднее, когда получим и проанализируем первые данные за начало 2020 года. Нашей задачей не является корректировка экспортных планов. Мы нацелены на максимизацию экспортных результатов за счет эффективной работы и стараемся смотреть в будущее с оптимизмом. Очень надеемся, что вирус как минимум позволит взглянуть на многие сложившиеся деловые практики по-новому, распространить самые эффективные, дешевые и быстрые из них.

— В 2019-м объем несырьевого неэнергетического экспорта составил $154,5 млрд. Согласно нацпроекту «Международная кооперация и экспорт», в 2020 году он должен достичь $181 млрд. Есть ли уверенность, учитывая неблагоприятные внешние факторы, что план будет выполнен?

— Нужно понимать, что $154,5 млрд — на 0,2% больше, чем в 2018 году, который до сих пор был рекордным по объемам ННЭ в новейшей истории России. И этот показатель действительно был достигнут в непростых условиях. Более того, физические объемы выросли на 2,7%: позитивная динамика наблюдалась практически во всех отраслях промышленности, кроме продукции машиностроения и нефтехимической отрасли. В 2020 году мы приложим все усилия, чтобы вновь выйти на высокие темпы роста, заложенные нацпроектом.

Однако на конечный результат влияет множество факторов. Помимо коронавируса это конъюнктура рынка: например, в прошлом году мы наблюдали существенное снижение цен на продукцию важных для экспорта России отраслей, таких как черная металлургия, ЛПК, нефтехимия. Низкие цены привели к тому, что многие производители не отправляли товары на экспорт, а придерживали на складах в ожидании улучшения конъюнктуры. Сейчас ценовая конъюнктура также не является благоприятной, но мы еще находимся в начале календарного года и ситуация вполне может измениться.

Важную роль всегда играет и протекционизм — его усиление или ослабление. Например, введение торговых ограничений в США и ЕС, предстоящая реализация сделки «первой фазы» между США и Китаем.

— Влияет ли ситуация внутри страны на динамику ННЭ?

— Безусловно. В прошлом сельхозгоду был собран меньший урожай зерна, и, следовательно, экспорт зерновых снизился. Помимо этого сократились поставки труб большого диаметра из-за прекращения крупного строительства для «Северного» и «Турецкого» «потоков». Сдержало развитие ННЭ и удорожание инфраструктуры из-за политики естественных монополий. Речь о росте надбавок на тарифы РЖД и повышении цен на электроэнергию в России.

Впрочем, есть и положительные тенденции — в частности, последние шаги властей по смягчению валютного контроля. Недавно Госдума в первом чтении приняла законопроект, который призван либерализировать уголовную ответственность за невозврат валютной выручки. Кроме того, уже вступил в силу закон, который отменяет с 1 января 2020 года требование о репатриации несырьевыми экспортерами денежных средств и предусматривает поэтапную отмену этого требования в отношении поставок сырьевых товаров. Сейчас на рассмотрении Госдумы также находятся поправки, которые существенно снижают штрафы и устанавливают отсрочку по возврату валютной выручки.

Все эти меры позволят решить основные проблемы экспортеров, возникающие в связи с валютным контролем.

— Существенно упростить жизнь экспортеров должна система «Одно окно» — цифровая платформа для взаимодействия с органами власти, которую разрабатывает РЭЦ. Когда она начнет функционировать?

— Запуск системы в эксплуатацию намечен на ноябрь 2020 года. С ее помощью экспортеры получат электронный доступ к государственным услугам, мерам поддержки, комплексному оформлению экспорта, к сервисам группы РЭЦ, институтов развития и других организаций. Более того, в перспективе «Одно окно» будет сопряжено с платформой цифрового правительства, которая разрабатывается на федеральном уровне.

Сегодня производители на этапе выхода на экспорт вынуждены обращаться примерно в 20 ведомств. «Одно окно» решает эту проблему, так как исключает многократное предоставление одних и тех же документов в разные инстанции и позволяет перейти к электронному взаимодействию между всеми участниками внешнеэкономической деятельности. В будущем мы рассматриваем «Одно окно» как платформу для так называемых суперсервисов, которые позволят не только получать отдельные справки или услуги в один клик, а находить комплексные решения всей бизнес-ситуации клиентов.

— Смогут ли воспользоваться «окном» малые и средние предприятия?

— Размер предприятия не имеет значения, равно как и количество заключенных экспортных сделок: потенциальные поставщики за границу не менее важны для нас, чем действующие. Отмечу, что 80% поставщиков, воспользовавшихся услугами РЭЦ в прошлом году, являются представителями МСП. С момента своего создания РЭЦ оказывает им разнообразные меры поддержки.
МСП-экспортерам доступны множество нефинансовых инструментов: аналитика, помощь в продвижении на внешние рынки, сертификация, образовательные услуги школы экспорта РЭЦ, наши акселерационные программы. ЭКСАР и Росэксимбанк, входящие в группу РЭЦ, ежегодно наращивают объемы финансовой поддержки. И мы активно развиваем наш инструментарий именно с фокусом на потребности экспортеров сегмента МСП: финансирование поставок, предоставление внешнеторговых гарантий, страхование контрактов. Все эти меры привели к тому, что в денежном выражении доля малого и среднего бизнеса в общем объеме несырьевого экспорта в 2019 году возросла до 8,5%. В 2024 году показатель должен достичь 10%, и над решением этой задачи мы активно работаем.
 
«Известия»/www.iz.ru