CNY/RUB
11,6798
↑ +0,00
IMOEX
2 910,12
↓ -0,58
SSEC
3 224,36
↑ +0,21

Интервью

Интервью министра Российской Федерации по развитию Дальнего Востока и Арктики Александра Козлова
18 мая 2020 года
 
Изменения на рынке углеводородного сырья и ситуация с коронавирусом могут сказаться на мерах по развитию Арктики, но стратегические планы остаются в силе, не может быть и речи о том, чтобы сдвинуть их на неопределенный срок, уверен глава министерства по развитию Дальнего Востока и Арктики Александр Козлов.
 
В интервью РИА Новости, приуроченном ко второй годовщине его работы на посту министра, Козлов рассказал о борьбе с коронавирусом в дальневосточных регионах, работе с иностранными инвесторами в условиях закрытых границ, а также о судьбе Восточного экономического форума в этом году и своей личной готовности заниматься кризисным менеджментом.
 
— Александр Александрович, повод для нашей беседы – два года вашей работы в должности министра по развитию Дальнего Востока и Арктики, но позвольте начать с текущих вопросов. Уже месяц с лишним правительство работает в новом режиме – все совещания и заседания проводятся по видеосвязи. Как это повлияло на конкретно вашу работу? Усложнились ли коммуникации с другими ведомствами? Были ли какие-то сложности в связи с введением дистанционного режима, как удалось их решить?
 
— Онлайн-формат и раньше был налажен в министерстве, потому что подразделения Минвостокразвития работают в Хабаровске, Владивостоке, Петропавловске-Камчатском. К тому же полномочия министерства распространяются на несколько субъектов России. И чтобы оперативно решать вопросы и помогать дальневосточным и арктическим субъектам, необходимо всегда быть на связи. Так что проблем с этим не возникло. Даже с учетом того, что большую часть сотрудников мы перевели на удаленку: и это связано с тем, что наш безусловный приоритет – это здоровье и жизнь людей. На сегодняшний день на дистанционный режим работы с учетом создания условий для бесперебойного функционирования федерального органа исполнительной власти переведено 160 сотрудников министерства – это максимально возможное число. Оставшиеся на рабочих местах 38 человек — это только московский офис — проходят тесты на коронавирус. На входе в министерство у всех измеряется температура тела бесконтактным способом, в каждом кабинете оборудованы аппараты с антисептиками и дезинфицирующими средствами. Сотрудникам рекомендовано не использовать общественный транспорт: утром и вечером в министерстве организован развоз людей по домам и к месту службы. Цифровые пропуска оформлены на все автомобили и на каждого сотрудника.
 
После окончания режима и снятия ограничительных мер все сотрудники, переведенные на дистанционный режим, будут возвращены на рабочие места. Скорее всего, это будет постепенный перевод: все будет зависеть от рекомендаций Минтруда РФ.
 
— Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков недавно сказал, что члены правительства не приходили на кризисный менеджмент, но в сложившейся ситуации работают самоотверженно. А вы были готовы заниматься кризисным менеджментом, придя в правительство?
 
— Каждый руководитель готов заниматься кризисным менеджментом. На то он и руководитель. Это часть работы.
 
— Насколько Дальний Восток готов к борьбе с коронавирусом? Как регионы готовились и готовятся: везде ли этот процесс шел гладко или были какие-то проблемы? Как сейчас обстоят дела в дальневосточных регионах?
 
— Дальний Восток с первых дней пандемии начал наращивать объемы по медицинскому оборудованию, по обеспечению койкомест, по средствам индивидуальной защиты. Огромную помощь, как и другим субъектам страны, конечно, оказывает правительство РФ. Почти 18 миллиардов рублей выделено Дальнему Востоку. Сюда входят деньги на дополнительное создание и перепрофилирование коечного фонда, покупку автомобилей скорой медицинской помощи, на стимулирующие выплаты медицинским работникам, оказывающим помощь гражданам, у которых выявлена новая коронавирусная инфекция. Очень масштабная работа идет, очень кропотливая и при этом быстрая. Ведь от скорости зависит итог. Полная мобилизация всех федеральных и региональных структур. Каждую неделю мы под председательством вице-премьера, полпреда в ДФО Юрия Петровича Трутнева собираемся (по видеоконференцсвязи) и сверяемся с каждым дальневосточным регионом: чего не хватает, где надо усилиться или, наоборот, все по плану. В случае необходимости оперативно помогаем субъектам. Скажу так, идеальных территорий не было, помогали всем.

Если в цифрах, то сейчас в округе фактически развернуто 6468 койкомест. Это 158,41 процента от нормативных 4083. Аппаратами ИВЛ оборудовано 1043 койкомест. Кроме этого, дополнительно на случай эскалации ситуации с заболеваемостью коронавирусом медицинские организации в кратчайшие сроки за счет имеющихся фондов могут перевести на режим изоляции дополнительно еще 3840 койкомест. По данным органов исполнительной власти субъектов округа, медицинские учреждения обеспечены тестами на 105,4 процента при запасе в среднем по округу на 21 день.
 
— Вице-премьер РФ Юрий Трутнев поручал вам выделить дополнительные средства для закупки медицинского оборудования и средств индивидуальной защиты врачей за счет Фонда развития Дальнего Востока. Что и сколько уже закуплено и доставлено?
 
— Да, это дополнительная программа помощи Дальневосточному федеральному округу. Ее цель — закупка средств индивидуальной защиты для дальневосточных медиков, а также прямая финансовая помощь регионам Дальнего Востока. Фонд развития Дальнего Востока совместно с крупными компаниями, реализующими инвестиционные проекты на Дальнем Востоке, а также имеющими на территории региона действующие предприятия, выделили 950 миллионов рублей.

Дальневосточным медикам в общем итоге будет передано 289 тысяч защитных комбинезонов, 206 тысяч защитных очков, 408 тысяч респираторов, 200 тысяч пар медицинских перчаток. Кроме того, в Бурятию, Забайкалье, на Камчатку, в Магаданскую область и Еврейскую автономную область перечислены 300 миллионов рублей. На эти средства закуплено оборудование для региональных больниц.
 
К программе уже присоединились более двадцати организаций: ВЭБ.РФ, фонд Романа Абрамовича, ПАО "Сибур-холдинг", ПАО "Полюс", "Евраз", ПАО "Русгидро", АО "Русская медная компания", УК "Колмар", ГК "Русагро", холдинг RFP, Байкальская горная компания, СУЭК, SMNM Veco, Baker Hughes и ряд других компаний.
 
— Переходя к экономике, как вы оцениваете, текущий кризис сильно ударит по развитию Дальнего Востока? Будут ли темпы развития замедлены и насколько?
 
— Сейчас специалисты различных отечественных экономических институтов готовят прогнозы, насколько пострадает российская экономика из-за ограничений, вызванных пандемией. Но пока она продолжается, на мой взгляд, реальные масштабы оценить сложно. Все зависит от того, как будут дальше развиваться события. Конечно, потери будут. Это уже видно по туристической сфере, авиаперевозкам, падению оборотов торговли непродовольственных товаров, снижению показателей внешнеторгового оборота – за три месяца 2020 года он просел на 5,4 процента.

Наше правительство уже подготовило ряд беспрецедентных мер по поддержке экономики, в том числе для малого и среднего бизнеса, семей с детьми.
 
— Президент Владимир Путин проводил ряд совещаний по ситуации в различных отраслях на фоне вызванного коронавирусом кризиса. Если рассматривать развитие Дальнего Востока как отдельную отрасль, в каком она состоянии? Какие риски вы видите? И наоборот, какие могут появиться точки роста?
 
— Дальний Восток – это 40 процентов территории нашей страны. Он очень разнороден, и я бы не стал рассматривать его развитие как отдельную отрасль. Прежде всего потому, что везде требуются разные подходы. К добыче и переработке полезных ископаемых – один, в сельском хозяйстве на юге региона – совершенно другой.
 
Все же риски, конечно, есть. Дальний Восток в последние годы демонстрирует устойчивый рост промышленного производства: за пять лет он вырос на 24,1 процента, это почти в три раза выше, чем в среднем по России. Большой вклад в этот процесс вносят производства, которые появились в регионе благодаря новой экономической политике. На сегодня у нас в разной стадии реализуется более 2,3 тысячи таких проектов, в дальневосточную экономику уже вложено 1,19 триллиона рублей, а в ближайшие три-четыре года, по мере ввода новых производств, эта сумма должна увеличиться почти в четыре раза. Создано более 50 тысяч рабочих мест.
 
По всему Дальнему Востоку строится и модернизируется социальная инфраструктура, более 800 объектов будет готово до 2022 года. Программа действует с 2018 года, уже построено и реконструировано 500. Это школы, детские сады, спорткомплексы, дороги, коммунальная инфраструктура; то, чего не хватает в регионах, а региональные и местные бюджеты просто не потянут их строить. В апреле правительство РФ одобрило выделение дополнительных средств, это 2,9 миллиарда рублей, на новые объекты Забайкальского и Хабаровского краев, Амурской, Еврейской и Магаданской областей. А всего выделяется почти 100 миллиардов рублей на социальную инфраструктуру. Важно, чтобы и новые, и стройки, которые идут, не остановились. Люди ждут эти объекты.
 
Что касается новых возможностей, думаю, после окончания пандемии напишут целые труды о том, какие сферы получили мощный импульс развития. Это и электронная коммерция, и IT-технологии в целом, и дистанционные образовательные программы. Уверен, в сфере здравоохранения произойдет серьезный скачок развития.
 
— Развитие Дальнего Востока всегда было связано с работой с инвесторами, в основном иностранными, из стран АТР. Эта работа была парализована из-за ситуации с коронавирусом и закрытия границ? Есть ли какие-то проекты в ДФО, которые пострадали из-за невозможности поездок инвесторов? Или все это тоже решается в онлайн-режиме?
 
— Российский Дальний Восток – часть Азиатско-Тихоокеанского региона, и безусловно, экономические и культурные связи со странами АТР глубокие. Конечно, эпидемиологическая ситуация в мире, в Китае – эта страна первой пострадала от вируса, наложила свой отпечаток на бизнес-процессы, на деловую активность, но она далеко не парализована. Да это и невозможно в современном мире. Министерство, наши институты развития продолжают работу с иностранными инвесторами, в том числе и потенциальными. Более того, и раньше большая часть вопросов решалась онлайн. Конечно, приходится переносить сроки визитов инвесторов на Дальний Восток, в связи с этим есть сдвиги по срокам реализации проектов, пока несущественные, будем надеяться, что в ближайшем времени ситуация с вирусом стабилизируется и постепенно сойдет на нет.
 
Производства с участием иностранных инвестиций, которые уже работают, выпускают продукцию, находятся в равных условиях со всеми остальными. Мы помогаем и будем помогать им справиться с временными трудностями, с которыми им сейчас приходится сталкиваться.
 
— Китай постепенно возвращается к жизни, фиксируете ли вы начало восстановления китайской экономики? Есть ли уже какие-то запросы от ваших китайских партнеров? Как, на ваш взгляд, может измениться взаимодействие с китайцами после кризиса?
 
— Начали фиксировать дальневосточные порты – так, например, Посьет и Славянка в начале года отмечали резкое падение грузооборота с Китаем, сейчас же ситуация выравнивается. Пока мы фиксируем снижение общего товарооборота КНР – минус 12 процентов, но мы рассчитываем, что в течение года ситуация выровняется.
 
Что же касается реализуемых инвестиционных проектов на территории ДФО, все идет своим чередом. В том числе проект Находкинского завода минеральных удобрений, молочного производства "Чжундин Дайри Фармин". Более того, проекты развиваются и в таких непростых условиях, например, совместное российско-китайское производство грузовиков FAW в Приморье. Грузовики, которые собирает компания "Юбо-Сумотори", можно увидеть на площадках завода "Звезда", угольных разрезах Лучегорский и Полтавский. Ими также интересуются крупные компании Сибири, Урала, а также Китая, и резидент СПВ готов расширять дистрибуцию.
 
Деревообрабатывающая компания "Жуньда" производит OSB плиты и фанеру и поставляет потребителям Приморского края и других регионов Дальнего Востока.
 
Резидент ТОР "Амуро-Хинганская" — "Биробиджанский завод металлоконструкций" — в партнерстве с китайскими инвесторами построил в Еврейской автономной области цех по производству сэндвич-панелей и теперь строит еще два: металлоконструкций и средств малой сельхозмеханизации. Продукцию компании используют на строящемся газоперерабатывающем заводе в Амурской области. Заключены контракты на поставку блок-модулей для угольного терминала в порту Ванино и судоремонтного завода в городе Большой Камень.
 
Среди 2336 резидентов ТОР и СПВ более ста компаний с иностранным участием, из них 58 с китайскими инвестициями (11 — в ТОР и 47 — в СПВ). Общая стоимость заявленных проектов – более 304 миллиардов рублей, реализация которых позволит создать около 16,5 тысячи рабочих мест. За прошедший год это количество увеличилось на треть – неплохая динамика. Заработали девять производств, 17 проектов находятся в высокой стадии готовности – ведутся активные строительно-монтажные работы, приобретение и пусконаладка оборудования.
 
Через дальневосточные пункты пропуска сегодня пока ограничено перемещение граждан, это связано уже с эпидемиологической ситуацией в России. Но, безусловно, это временная мера. Изменится ли взаимодействие с китайскими партнерами после окончания пандемии. Думаю, что да. Сейчас мы видим, как в считанные дни привычная жизнь может измениться. Уже сейчас разрабатываются подходы, при которых сотрудничество будет еще более устойчивым. Важно помогать друг другу. Наша страна помогала КНР, когда там ситуация была непростая, затем Китай, в свою очередь, отправил в Россию гуманитарную помощь. Вот это и есть настоящие дружеские отношения, и мы ценим это.
 
— Есть ли проекты и производства, которые пострадали из-за вводимых регионами ограничений по самоизоляции и карантинных мер?
 
— Пострадал прежде всего туристический сектор. Так, крупнейший в стране гостинично-развлекательный комплекс "Приморье" приостановил свою работу. Комплекс – один из крупных налогоплательщиков региона, и конечно, это чувствительно. Но как только ситуация стабилизируется, уверен, все будет наверстано.

А вообще, на Дальнем Востоке так же, как и по стране, самоизоляция ударила в первую очередь по гостиничному и туристскому бизнесу, по сфере услуг (парикмахерские, салоны), по предприятиям общественного питания.
 
— Какова ситуация в ТОРах и СПВ? Они продолжают работу? Есть ли риск закрытия каких-то производств из-за коронавируса? Держите ли вы ситуацию на контроле?
 
— Что касается резидентов ТОР и СПВ, наша Корпорация развития (КРДВ) постоянно на связи с ними, если нужно, то подключается и министерство. Мы оцениваем риски реализации проектов, если где-то они повышаются, немедленно реагируем. Где-то под предлогом вируса бумагу нужную все не могут выдать, приходится решать это в ручном режиме, где-то предприятие столкнулось с тем, что невозможно привлечь пока новых работников – вместе смотрим, можно ли справиться с имеющимися кадрами.
 
Работают в основном производства, где нет прямого контакта с потребителем, где возможно обеспечить безопасный процесс выпуска продукции. Сейчас мы видим, что на первое место резиденты ставят проблемы, связанные с ограничениями в поставках из-за рубежа производственного оборудования и комплектующих, на втором месте — трудности в сбыте производимой продукции. Затрудненный въезд в Россию иностранных работников стоит на третьем месте в числе проблем.
 
Перенос сроков в реализации проектов из-за отсутствия рабочей силы возможен, и мы понимаем, что на изменение ситуации потребуется время, поскольку речь идет о безопасности нашей страны и здоровье граждан. Тем не менее Агентство по развитию человеческого капитала ищет альтернативные способы замещения кадров, смотрит, как задействовать россиян.
 
Есть другая проблема, она связана с закрытием производств за рубежом из-за коронавируса: многие резиденты заказывали в Китае оборудование и стройматериалы, и теперь нужно найти им замену, перепрофилироваться. Но данная ситуация выгодна для отечественных производителей. Приведу пример: резидент из Якутии, который ввозил оборудование из Кореи, переориентировался и нашел поставщика в Смоленской области. В решении этих вопросов мы тоже помогаем и будем помогать. Сегодня мы создаем на своем сайте площадку, где резиденты смогут видеть продукцию друг друга и закупать ее без посредников.
 
— Держите ли вы на контроле ситуацию с выплатой зарплат предприятиями на Дальнем Востоке в условиях кризиса? Везде ли ситуация штатная или есть проблемы, требующие вмешательства?
 
— Глава государства дал ряд поручений в этой сфере, в том числе и 11 мая. Это касается и поддержки приоритетных отраслей экономики, предоставления государственной субсидии на выплату зарплат для малого и среднего бизнеса. Запускается специальная кредитная программа поддержки занятости. Предприятия смогут взять кредит всего под два процента непосредственно как на выплату зарплаты, так и на рефинансирование ранее взятых кредитов. При определенных условиях списывается часть кредита и процентов. Это беспрецедентные меры поддержки. Безусловно, мы, как и всегда, будем держать тесную связь с регионами, чтобы поручения президента РФ выполнялись.
 
Здесь важна еще одна вещь – обеспечить устойчивость дальневосточной экономики в целом. Сейчас формируется всероссийский список системообразующих предприятий и организаций, которым будет оказана государственная поддержка. Из 1151 компании, которые на данный момент включены в список, сто тринадцать осуществляют свою деятельность на Дальнем Востоке. Этот список мы готовили совместно с регионами, отстаивали на комиссии каждую позицию.

В эти сто тринадцать вошли предприятия транспортной инфраструктуры (аэропорты, авиакомпании, ж/д перевозчики), а также крупные производства, обеспечивающие занятность большого количества людей, такие как "Спаскцемент", "Доброфлот", "Дальлеспром", "Саханефтегазсбыт" и другие.
 
Повторюсь, этот список еще не конечен, в него мы уже готовим дополнения, которые будут рассмотрены на правительственной комиссии под председательством первого вице-премьера Андрея Рэмовича Белоусова. Это порядка 16 компаний.
 
— Ранее сообщалось, что КРДВ совместно с Минвостокразвития планирует запустить электронные суперсервисы для резидентов ТОР и СПВ. На какой стадии эта работа, что это за сервисы и когда они могут быть запущены с учетом текущей ситуации? И возможно ли в перспективе создание полностью электронного сервиса для инвестора от начала обсуждения проекта до получения земли? Если да, то когда?
 
— Необходимо отметить, что вместе с заинтересованными ведомствами – Минэком, Минсвязи, Минфином — мы работаем над созданием новых сервисов для упрощения ведения бизнеса в целом. Электронные суперсервисы для резидентов ТОР и СПВ – часть проекта. Более того, КРДВ уже давно ведет работу по переводу своих услуг для резидентов в электронный вид.
 
Пользователи личного кабинета резидента могут связаться с корпорацией по широкому кругу вопросов – личной встречи не требуется, все решается гораздо оперативнее. 99 процентов резидентов ТОР и СПВ уже имеют такие личные кабинеты.
 
Работает электронный сервис по подаче ежеквартальных отчетов о реализации проектов, который автоматически обрабатывает комплекты документов и позволяет учитывать их в базе данных системы электронного документооборота. Так, отчетность за четвертый квартал 2019 года подали 64,3 процента пользователей, за первый квартал 2020 года в новом формате отчитались уже 83 процента предпринимателей.
 
Сейчас в режиме онлайн компании смогут получать не только статус резидентов ТОР или СПВ, но и счет в банке, регистрацию в ЕГРЮЛ. Наша Корпорация развития вводит в работу сервисы по привлечению заемного финансирования онлайн и цифровому взаимодействию с бизнесом. Также запускается электронная торговая площадка для продуктов и услуг резидентов с возможностью взаимодействия и кооперации.
 
Сервис по привлечению заемного финансирования позволит резидентам сформировать и дистанционно направлять заявки на получение кредита одновременно в несколько банков-партнеров корпорации, сейчас их 18, в том числе крупнейшие федеральные банки. Пользуясь сервисом, предприниматели смогут оперативно получить рекомендации от банков по оформлению заявок. Со своей стороны, корпорация получит возможность отслеживать процессы рассмотрения заявок резидентов в кредитно-финансовых учреждениях.
 
Через личный кабинет резиденты могут привлекать и инвестиции. Для этого необходимо оставить заявку с параметрами проекта – информация будет опубликована и доступна для потенциальных партнеров.
 
Проходит этап тестирования услуга по получению от управляющей компании, которой является КРДВ, технических условий на подключение к инфраструктуре.
 
В разработке находятся сервисы по подписанию и утверждению соглашений с резидентами, подаче заявок на право предоставления товарного знака "Сделано в ТОР СПВ Дальний Восток" и кадровую потребность в Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке и в Арктике.
 
Обязательно присутствует отдача – резидент в личном кабинете может оценить качество сервиса. Масштабным проектом станет навигатор, объединяющий весь комплекс мер государственной поддержки инвестпроектов, реализуемых на ТОР и в СПВ, в списке будет присутствовать более 80 видов.
 
Есть ли у министерства и лично у вас прогноз развития ситуации? Когда, по вашим оценкам, мы все в целом и Дальний Восток в частности вернемся к нормальной жизни?
 
— Знаете, сегодня в ходу шутка: откуда в стране взялось столько вирусологов, нормальные же политологи были. Если серьезно, прогнозы должны делать специалисты. Сейчас мы видим множество мнений различных ученых, часть прогнозов уже не оправдалась. Связано это, по-видимому, с тем, что с подобной угрозой современный мир не сталкивался. Ясно одно – от каждого из нас зависит, как скоро мы с этим справимся.
 
— Продолжая тему возвращения к нормальной жизни, будет ли Восточный экономический форум в этом году? Ведется ли подготовка к нему или он также может быть отменен? Если он все-таки пройдет, как может измениться формат и темы форума?
 
— Рано об этом говорить: все будет зависеть от того, как будут развиваться события. Для нас главное – это здоровье и жизнь людей.
 
— Держите ли вы под контролем ситуацию с паводками и пожарами на Дальнем Востоке? Готовы ли регионы в этом году, учтены ли ошибки прошлых лет? На ваш взгляд, мы спокойно пройдем этот сезон?
 
— На юге Дальнего Востока муссонный климат, и обильных осадков время от времени летом не избежать. В прошлом году было подтоплено 363 населенных пункта в Приморском и Хабаровском краях, Амурской и Еврейской автономной областях. В той или иной степени пострадали 3311 жилых дома.
 
Принято решение в отношении 2570 жилых помещений, это 77 процентов. Это те дома, которые признаны утраченными и сильно поврежденными. На восстановление жилищного фонда в прошлом году выплачено более 743 миллионов рублей. В 2020 году распоряжением правительства РФ от 27 февраля для поддержки граждан, чьи дома утрачены или повреждены, предусмотрено выделение до 2,536 миллиарда рублей.
 
На оказание разовой финансовой помощи дальневосточникам из федерального бюджета выделено 1,18 миллиарда рублей, доведено почти 886 миллионов рублей, более 95 процентов. Этот процесс продолжается, так как требует соблюдения определенных процедур. Из региональных бюджетов выделено 308,3 миллиона рублей.
 
Что касается пожаров, то самая неблагоприятная ситуация в 2019 году складывалась в Забайкальском крае. Пострадало 926 человек, 13 из них даже причинен вред здоровью. Уничтожено 111 домов. Все люди получили компенсации. 125 семей приобрели новое жилье. Возмещен ущерб и сельхозпроизводителям. Восстановлены также все объекты коммунальной, социальной и транспортной инфраструктуры.
 
В этом году мы уже горим в Бурятии, Забайкалье, Приморье, на Камчатке, в Хабаровском крае, Амурской и Еврейской областях. Здесь я хочу заострить внимание на ответственности за пожары самих жителей. Каждый год одно и то же – неконтролируемые палы травы, от которых потом все горит вокруг, костры в лесах. Антропогенный фактор. Можно сколько угодно подтягивать силы МСЧ – в среднем сейчас ежедневно участвует в ликвидации пожаров 1,5 тысячи человек и 400 единиц техники, но если люди сами не осознают ответственности за свою землю, пожары будут продолжаться.
 
Что делается для предотвращения пожаров и паводков сейчас. Во-первых, после печально знаменитых паводков на Дальнем Востоке в 2013 году в соответствующую федеральную целевую программу включены ряд защитных мероприятий по дноуглублению и строительству, а также реконструкции инженерных защитных сооружений. Это 41 объект, часть из них строится. Например, в Приморье – сооружения инженерной защиты в Новомихайловке Чугуевского района, а также сооружение на реке Кугуковка Кугуковского водохранилища. В Хабаровском крае строится объект на территории южного округа Хабаровска, а также в Комсомольске-на-Амуре. В ЕАО – дамба у поселка Тукалевский на реке Большая Бира. Сегодня по поручению президента РФ этот перечень обновляется, чтобы максимально охватить все риски от проливных дождей.
 
— Большая тема – Арктика. На каком сейчас этапе разработка стратегии развития Арктики? Повлияет ли ситуация с коронавирусом на работу в этом направлении?
 
— На завершающей стадии. Проект стратегии развития Арктической зоны России и обеспечения национальной безопасности на период до 2035 года внесен в правительство РФ. Я напомню, что документ готовился с широким участием общественности, самих северян. Для каждого арктического региона определены свои приоритеты, проекты и отрасли, развитие которых продвинет вперед каждый конкретный регион в целом.
 
Стратегия определяет конкретные целевые показатели развития Арктической зоны РФ, этапы и механизмы их достижения. В качестве ключевых показателей рассматриваются рост продолжительности жизни и снижение миграционного потока. В проекте сформулировано 26 механизмов достижения этих задач. В частности, предусматривается создание современной системы преференций для россиян, переезжающих на работу и проживающих в Арктической зоне РФ.
 
Стратегия разработана в целях реализации Основ государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2035 года, утвержденных указом президента России 5 марта 2020 года.
 
— Вы планировали представить стратегию развития Арктики на Петербургском международном экономическом форуме, но в этом году его не будет. Если ВЭФ состоится, может ли стратегия быть представлена там? Или это случится раньше? Или, напротив, все планы по развитию Арктики будут сдвинуты на неопределенный срок?
 
— Мы рассчитываем, что стратегия будет представлена на подпись президенту РФ в июле. А по планам развития — не может быть и речи, чтобы они были сдвинуты на неопределенный срок. Конечно, мы понимаем, что изменения на рынке углеводородного сырья, противодействие коронавирусной инфекции в любом случае скажутся на мерах по развитию Арктической зоны. Подчеркну – на мерах, а не на планах в целом. Наша главная задача сегодня – выявить риски, в первую очередь социально-экономические, которые могут возникнуть на территории. Мы готовим отдельный комплекс мер поддержки бизнеса, регионов в целом.
 
Здесь еще важно понимать, что коронавирусная инфекция, как и падение нефтяных рынков – временно. Развитие Арктической зоны РФ – масштабный долгосрочный проект. Мы ставим цели на ближайшие 15 лет с расчетом, как будет развиваться Арктика дальше. Безусловно, всякое долгосрочное планирование требует корректировки по мере развития событий. Но задачи остаются неизменными – опережающее развитие арктических регионов, повышение здесь качества жизни.
 
13 мая создана первая территория опережающего развития в наших, так сказать, новых арктических регионах (на Чукотке есть ТОР), то есть за пределами Дальнего Востока – "Столица Арктики" в Мурманской области. Туда войдут четыре якорных резидента с проектами строительства специализированной верфи, угольного терминала, терминала минеральных удобрений и международного культурно-делового центра. Реализация только этих первых проектов позволит создать 1,5 тысячи рабочих мест и привлечь около 127 миллиардов рублей частных инвестиций. Это только начало.
 
— Как бы вы охарактеризовали итоги своей работы на посту министра за два года? И какие стратегические задачи ставите перед собой на следующие несколько лет?
 
— Итоги работы должны оценивать люди. А что касается наших внутренних итогов, то за это время дан старт многим важным для Дальнего Востока проектам. Например, ипотека под два процента. Надо сказать, несмотря на пандемию, интерес к ней растет – 7440 молодых семей уже оформили кредитные договоры, буквально на днях появился первый участник программы "Дальневосточный гектар", который взял ипотеку на строительство дома. За два года мы в разы – до 100 миллиардов рублей — увеличили финансирование строительства и ремонтов социальной инфраструктуры по программе "Единая субсидия". Действует с 1 января 2019 года целый пакет мер поддержки для семей с детьми. Серьезный прорыв в сфере субсидированных авиаперевозок – увеличено финансирование, программа стала круглогодичной. Наконец-то начала модернизироваться аэродромная сеть региона. Построен первый трансграничный автомобильный мост между Россией и КНР. Бурятия и Забайкалье стали частью Дальнего Востока, это значит, что жители этих регионов теперь могут пользоваться всеми дальневосточными преференциями. ТОРы и свободный порт Владивосток продолжили развиваться, инвесторы увидели, что действительно выгодно в них работать.
 
Все эти начинания необходимо продолжать. Ключевая задача поставлена президентом РФ – обеспечить опережающее развитие Дальнего Востока. Сейчас в регионе много строек, но есть проблемы в этой сфере – не хватает застройщиков, которые бы могли строить сразу много и комплексно, я сейчас имею в виду жилищное строительство. Вот здесь предстоит много работы. По выходу из эпидемиологической ситуации многое предстоит сделать для восстановления и развития туристического потока. И необходимо, чтобы это был не стихийный туризм, надо увеличивать количество и качество гостиничного фонда, сферы услуг, в целом качество отдыха. Большой пласт работы в сфере сельского хозяйства. Наш подвед, Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта, активно работает над составлением карты сельскохозяйственных земель региона. Свободные земли мы предлагаем инвесторам. Уверен, регион не только сможет себя прокормить, но и делать экспортные поставки продукции высокого качества в страны АТР.
 
Сегодня наступает, без преувеличения сказать, новая эпоха для добывающих и перерабатывающих производств. Запущены современные ГОКи в Магаданской и Еврейской автономной областях, ряд проектов в Якутии, строится крупнейший горно-металлургический комбинат на Удоканском месторождении меди в Забайкалье и другие дальневосточные проекты.
 
Важно, чтобы реализовался проект освоения Баимского месторождения. Это ключевой проект для Чукотки, который стимулирует развитие дорожной, энергетической инфраструктуры, модернизацию портов Певек и Провидения. К слову сказать, просто колоссальный объем работ предстоит в Арктике. Сейчас мы заканчиваем формирование, если так можно выразиться, первичного пакета нормативной базы – далее эти законы должны заработать на практике, на благо региона и людей, которые там живут. По мере их применения законы будут совершенствоваться, как это происходит на Дальнем Востоке.
 
Работы много и хватит на всех, и это очень интересная, а самое главное – нужная людям. Такая работа делает действительно счастливыми тех, кто вовлечен в процесс.
 
РИА Новости/www.ria.ru