CNY/RUB
11,8403
↑ +0,00
IMOEX
2 690,59
↓ -0,68
SSEC
3 224,53
↓ -1,47

Интервью

Интервью председателя совета директоров АО «Колмар» Анны Цивилевой
5 октября 2020 года
 
Планы Индии нарастить к 2030 г. производство стали втрое до 300 млн т в год могут сыграть на руку российским угольщикам. Отечественные производители «Евраз», «Мечел» и «Колмар» уже отправляют пробные партии угля индийским металлургам.
 
Анна Цивилева возглавила совет директоров «Колмара» в марте 2018 г., когда ее муж Сергей Цивилев, который до этого три года был гендиректором холдинга, ушел на госслужбу – стал губернатором Кемеровской области. Одновременно он уступил жене 70%-ную долю в компании.
 
В 2014 г. «Колмар» с его горнообогатительным комбинатом (ГОК) «Денисовский» пришлось спасать от банкротства. Но Цивилева, как она заверила «Ведомости» в прошлом интервью два года назад, получила от мужа уже успешную компанию. Тогда она рассказала о планах строительства новой шахты.
 
«Колмар» не свернул инвестпрограмму даже во время обвала угольных цен и пандемии. Компания 10 сентября с опозданием всего на четыре месяца ввела в эксплуатацию первую очередь ГОК «Инаглинский» – самую большую в России шахту мощностью 6 млн т угля в год и обогатительную фабрику, 11 сентября – морской терминал в порту Ванино мощностью перевалки 6 млн т угля ежегодно. В ГОК «Инаглинский» из запланированных 50 млрд руб. вложено 30 млрд, в следующем году инвестиции пойдут уже на освоение мощности, будет запущена вторая лава. Ввод вторых очередей шахты и терминала, намеченный на 2022 г., удвоит их мощности, после чего «Колмар» рассчитывает стать крупнейшим в России производителем коксующегося концентрата для металлургии.
 
Экспортная ориентация
 
– Верите ли вы в фантастические перспективы российских экспортеров коксующегося угля и собственно «Колмара» на рынке Индии? Месяц назад стало известно, что Индия готова закупать в России до 40 млн т в год, в то время как сейчас импортирует меньше 1 млн т. Вы ведь уже делали пробные поставки в Индию, есть какие-то результаты, может быть, полноценные контракты? Или вы рассчитываете на них после открытия терминала в Ванино?
 
– Индия и страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) нацелены сейчас на диверсификацию и уход от зависимости от поставок угля из Австралии. Действительно, мы не только вели переговоры с крупными государственными и частными металлургическими компаниями, но и поставили пробные партии. Якутский уголь устроил индийцев, сейчас мы договариваемся о долгосрочных контрактах и больших объемах. Раньше всю нашу маржу съедал фрахт, потому что уголь отправлялся потребителям [в Индию] небольшими партиями. До открытия терминала в Ванино мы могли загружать сухогрузы дедвейтом 15 000–40 000 т. Сейчас у нас есть возможность загрузки больших партий в крупнотоннажные суда дедвейтом 120 000 т и делать комплексные поставки различных марок металлургического угля. После окончания строительства второго этапа терминала в 2023 г. он будет способен принимать суда дедвейтом до 168 000 т. Поверьте, вы увидите, что в ближайший год объемы российских углей на индийский рынок будут расти. Мы видим активный запрос на это со стороны Индии.
 
– На сколько вырастут поставки?
 
– Это будет зависеть от ценовой конъюнктуры. Нашим приоритетным рынком всегда был Китай, который потребляет большие объемы концентрата и закупает уголь по высоким ценам (выше – только Япония). С некоторыми крупными металлургическими компаниями у нас есть прямые долгосрочные контракты. Причем спрос со стороны иностранных компаний, таких как японская JFE или китайская Baowu Steel, превышает наше предложение. Но тем не менее в преддверии роста объемов производства мы для расширения рынков сбыта прорабатываем другие направления поставок, в том числе и в Индию. Специалисты «Колмара» готовы выезжать в Индию, встречаться с металлургами и обсуждать технические и коммерческие вопросы. Пробные партии якутского угля мы отправляли Tata Steel, JSW Steel, Rashtriya Ispat Nigam (также известна как Vizag Steel. – «Ведомости»), отзывы пришли положительные. Сейчас в переговорный процесс вмешалась пандемия – мы общаемся с иностранными партнерами по переписке, но серьезные, долгосрочные, контракты так, естественно, не обсуждаются. Ждем, когда откроются границы.
 
– Как сейчас у вас обстоят дела на ваших традиционных южноазиатских экспортных рынках и, в частности, в Китае?
 
– Китай остается для нас приоритетным рынком сбыта: порядка 70% наших экспортных поставок идет в эту страну. Китайские партнеры знают наши угли (бренды Deni Deep – добывается на шахте Денисовской, Inagli – на Инаглинском ГОКе), включили их в свою шихту. В целом у России есть огромный потенциал для поставок угля в Китай.
 
– Как вы оцениваете влияние китайского спроса на мировую конъюнктуру?
 
– Китай по-прежнему определяет конъюнктуру цен как крупнейший импортер коксующегося угля. Последние два года это только подтвердили, так как снижение глобального спроса за пределами китайского рынка привели к тому, что фактически конъюнктура цен определялась внутренним спросом и государственным регулированием отрасли в Китае. Уже несколько лет экспортеры сталкиваются с практикой ограничения объемов импорта угля в китайских портах. Как только объем завезенного угля приближается к значениям предыдущего года, китайские порты начинают увеличивать срок прохождения таможенных процедур или просто перестают принимать уголь. Конечно, это сильно влияет на рынок и цены. Потребители вынуждены закладывать риски простоя судов в цену угля, и в итоге цены продаж экспортеров сильно снижаются. В 2019 г. из-за введения квот и отсутствия сильного спроса на альтернативных рынках за несколько месяцев цена упала с уровня выше $190 до $135.
 
В этом году из-за пандемии ситуация еще более тяжелая и Китай оказался фактически единственным рынком сбыта не только для угля, но и для многих других видов продукции. Цены восстанавливаются либо с обновлением квот в начале нового года, либо в результате послаблений, вводимых в отдельном порядке. В итоге мы видим высокую волатильность цен, которые в этом году успели сходить на $50 вниз и буквально за последний месяц вырасти на $25 вверх.
 
– Какой ваш прогноз цен на энергетические и коксующиеся угли? Сценарии восстановления спроса? Можно ли говорить, что рынок коксующегося угля оказался более устойчивым в пандемию?
 
– Цены на коксующийся уголь за сентябрь выросли со $106 до $135. Это, конечно, гораздо ниже уровня 2019 г., когда цена в среднем составляла $180 за 1 т. Падение цен произошло вследствие пандемии: встали стройки, встало металлургическое производство. Но сейчас впервые за долгое время мы увидели положительную динамику и восстановление рынка. Оживает спрос со стороны строительства, в Азии закончились периоды ливней, металлурги запускают доменные печи, которые были на горячей консервации, а Китай формирует новые квоты на импорт угля. На этом фоне цена на коксующийся уголь растет. Но говорить о полном восстановлении рынка пока преждевременно.
 
На рынке энергетического угля оптимизма меньше. Восстановление цен возможно только при значительном сокращении добычи в Австралии, Южной Африке, Колумбии и Индонезии. По мере наступления холодного периода мы видим умеренное восстановление с крайне низких уровней, но в целом быстрого восстановления рынка энергетического угля, я думаю, не произойдет.
 
– Что со спросом на отечественном рынке и ваш прогноз? Как вы сами оцениваете свою долю на внутреннем рынке и какие планы конкуренции?
 
– На внутреннем рынке традиционно существует профицит предложения угля над спросом. Ситуация несколько отличается по коксовым и жирным маркам, но в целом принципиальных изменений мы пока не ожидаем и основные перспективы сбыта видим на экспортном направлении в страны АТР.
 
– В каких долях вы поставляете продукцию на внутренний рынок и на экспорт – энергетический уголь, концентрат? Как изменятся пропорции с вводом «Инаглинской» и обогатительной фабрики?
 
– В силу нашего географического расположения и логистики мы экспортно-ориентированная компания. В последнее время до 70% продукции мы поставляли на экспорт. В связи с тем, что объемы производства растут, до 80% концентрата мы будем отправлять на экспорт и 20% – на внутренний рынок. Объем внутреннего рынка коксующихся углей не будет расти, а в странах АТР есть запрос на увеличение поставок. Мы позиционируем себя как компания, которая выходит на лидирующие объемы по коксующимся углям. Энергетический уголь для нас сопутствующий продукт: не более 5% его мы поставляем – в основном местным электростанциям.
 
– Вы раньше возглавляли зарубежную трейдерскую компанию «Колмара» KSL AG и хотели превратить ее в крупного игрока. Удалось ли? Какая на нее ляжет нагрузка с увеличением экспортных поставок? И вы по-прежнему не работаете со сторонними трейдерами?
 
– Компания KSL AG реализует все экспортные поставки «Колмара». Соответственно, в зависимости от роста объема продукции будет наращиваться и ее мощность. Сейчас, после запуска собственного порта в Ванино, перед KSL стоит задача заполнить порт сторонними углями. Благо что мощности первой очереди порта по перевалке составляют 12 млн т. Из этого объема в будущем году нашего угля будет 9–10 млн т, так что запас есть, и думаю, что компания KSL будет расширяться. Мы работаем по обычной налаженной схеме, по которой работают все отечественные крупные и средние угледобывающие компании. Швейцария – не офшорная страна, поэтому для выхода на международные рынки и с целью привлечения торгового финансирования используется иностранный трейдер. В наш порт мы ждем все угольные компании, которым не хватает мощностей по перевалке. Тем более что погранпереходы сейчас перегружены.
 
Инвестиции на благоприятной территории
 
– Сколько и за какое время инвестировано в строительство новой шахты? Сколько вложите еще?
 
– Общий объем капитальных вложений в строительство двух очередей ГОК «Инаглинский» – шахты и обогатительной фабрики – составит 85 млрд руб. В первую очередь мы планируем инвестировать 50 млрд, во вторую – 35 млрд руб. Сюда входят также железнодорожная инфраструктура, энергетическая инфраструктура (линии электропередачи) и жилой квартал для сотрудников ГОКа. На сегодняшний день мы вложили 30 млрд руб. Инвестиционная фаза с учетом строительства второй очереди завершится в конце 2022 г.
 
Кроме того, у нас есть инвестиции во второй наш комплекс – во вторую очередь ГОК «Денисовский» (инвестиции – 20 млрд руб. – «Ведомости»). Там завершается строительство «Восточной Денисовской» мощностью добычи 4 млн т угля в год. На Денисовском ГОКе уже работает шахта мощностью 2 млн т. Итого 6 млн т угля мы будем добывать на Денисовке. Шахта «Восточная Денисовская» будет открыта до конца этого года. В 2018 г. сдали Денисовскую обогатительную фабрику мощностью 6 млн т, инвестиции – 9 млрд руб. Всего в Денисовский ГОК мы вложили 20 млрд руб.
 
– Насколько удешевляет проект и упрощает его реализацию ваша принадлежность к территории опережающего развития (ТОР)?
 
– Безусловно, получение налоговых преференций облегчает реализацию нашей инвестпрограммы. Первоначально наша инвестпрограмма была гораздо скромнее, но благодаря вхождению в ТОР «Южная Якутия» в 2016 г. мы увеличили ее ровно в 2 раза. Благодаря участию в ТОР мы реализуем нашу инвестпрограмму гораздо быстрее и с бо́льшими амбициями.
 
ТОР – это работающий инструмент. В течение пяти лет там есть нулевая налоговая ставка. Однако проблема заключается в том, что эта льгота начинает действовать с момента заключения договора. Но поскольку наш инвестиционный проект является достаточно долгоиграющим – уже четыре года нашей деятельности, а мы еще строимся, – то, по сути, эта льгота для нас съедается. Посмотрите: мы еще не начали работу и только строились, а время льготной ставки уже заканчивается. Поэтому мы выступали за то, чтобы льготная налоговая ставка начинала действовать с момента ввода предприятия в эксплуатацию.
 
– Есть реакция властей на ваше предложение продлить льготный налоговый режим?
 
– Пока этот вопрос законодательно не совсем определен. Правила игры постоянно меняются, и пока не совсем понятно, какие решения будут приняты.
 
– Закончилась ли детективная история с попытками увеличить НДПИ на добычу угля при цене выше $62 за 1 т? В прессу постоянно просачивались слухи об этом предложении Минфина, однако министр финансов Антон Силуанов и первый вице-премьер Андрей Белоусов публично это отрицали.
 
– Никакой конкретной информации об этом у нас и коллег-угольщиков нет. Но при нынешних ценах на уголь эта инициатива просто добила [бы] ряд предприятий, особенно по добыче энергетического угля.
 
– Какая доля заемных средств в инвестициях на строительство шахты и обогатительной фабрики, кто финансировал проект? Какая сейчас долговая нагрузка у «Колмара»?
 
– Доля заемного финансирования в проекте ГОК «Инаглинский» составляет 60%, проект финансирует крупный российский государственный банк. Сейчас мы находимся в активной инвестиционной фазе, в связи с этим долговая нагрузка нашей компании постоянно растет, но после окончания инвестфазы в 2023 г. мы планируем, что «Колмар» выйдет на комфортное отношение долга к EBITDA ниже уровня 3.
 
– Про возможность IPO вас постоянно спрашивают последние несколько лет. Конъюнктура сейчас не самая хорошая, но «Колмар» очень быстро развивается и, с одной стороны, становится все более привлекательным активом, с другой – нуждается в инвестициях. Так готовитесь ли вы к IPO?
 
– Пока мы находимся в активной инвестиционной фазе и не рассматриваем этот вопрос. Наверное, к нему можно будет вернуться, когда к 2023 г. закончится фаза инвестирования, когда будут запущены основные объекты, тогда можно будет думать о выходе на IPO.
 
Вечная мерзлота – не помеха
 
– Проектная мощность первой очереди «Инаглинской» – 6 млн т, какой план освоения мощности, сколько вы собираетесь добывать там в будущем году, какой график дальше?
 
– Выход на полную мощность первой очереди обогатительной фабрики «Инаглинская-2» по переработке 6 млн т в год планируется в будущем году, второй очереди, 6 млн т, – в 2023 г. Спрос на такие объемы есть.
 
– Какова глубина новой шахты, какая мощность пластов и насколько они сложны в разработке, учитывая вечную мерзлоту, пологое залегание и наличие (по данным «Сибгипрошахта») крепких пород, водообильность? Какая рентабельность добычи в этих условиях?
 
– В настоящее время глубина подземных горных выработок от поверхности составляет 130 м. При этом максимальная глубина шахты, на которую мы имеем разрешение в лицензии, составляет 500 м. Толщина принятых к разработке угольных пластов колеблется от 1,4 до 4,6 м. Условия на Инаглинском месторождении действительно очень сложные: здесь присутствует ряд горно-геологических нарушений разрывного характера с амплитудой до 40 м.
 
Но вечная мерзлота, которую воспринимают как трудность, не доставляет нам особых проблем, поскольку имеет островной характер и распределена на незначительных участках.
 
В Якутии шахты безметановые, поэтому нет опасности взрывов, однако есть опасность затопления. Денисовская шахта как раз очень водообильная, но за 15 лет ее эксплуатации наши сотрудники наработали очень хороший опыт борьбы с затоплениями. Инаглинская шахта менее водообильная и в работе более комфортная.
 
Пологое залегание угольных пластов для нас положительный фактор, так как мы имеем возможность строить выработки, шахты с отработанного борта разреза и не проходить вертикальные стволы. Поэтому шахта «Инаглинская» в первую очередь ориентирована на применение метода отработки длинными столбами – лавами.
 
Кроме того, на «Инаглинской» добывают уголь более высокого и стабильного качества. Часто с открытых горных работ добывается уже окисленный уголь, качество которого может изменяться. Понятно, что для металлургии и коксохимического производства вопрос качества является принципиальным.
 
Рентабельность различных методов, которые мы применяем, зависит от ценовой конъюнктуры. По прогнозам, которые нам предоставляют международные инвестбанки, она будет находиться на хорошем и стабильном уровне – примерно до 60%.
 
Выдержит ли железная дорога
 
– Кроме «Колмара» в порту Ванино отгружают свою продукцию УГМК, «Мечел» и СУЭК, и только что «А-проперти» сообщила о планах построить в порту новый угольный терминал. Достаточен ли ресурс транспортной инфраструктуры на подъездах к порту, пробок не боитесь?
 
– Планы модернизации транспортной инфраструктуры РЖД на подходах к Ванинскому узлу, по крайней мере на бумаге, относительно надежно синхронизированы на горизонте до 2025 г. с темпами прироста совокупной перерабатывающей способности терминалов в Ванино.
 
– После запуска обогатительной фабрики «Инаглинская-2» отгрузка у вас увеличится. Выдержит ли возросшую нагрузку железная дорога?
 
– В 2021 г. может возникнуть риск рассинхронизации. Темпы прироста совокупной нагрузки на участке Беркакит – Бестужево с графиком осуществления мероприятий и программой реконструкции Восточного полигона РЖД на данном участке нас беспокоит. Мы возлагаем надежду на ускорение темпов освоения инвестиций РЖД в этой части. И со своей стороны приложим все возможные усилия совместно с другими ключевыми грузовладельцами, чтобы железнодорожники выполнили все свои обязательства в срок.
 
– А реконструкция участка Беркакит – Бестужево началась?
 
– Часть мероприятий запланирована на 2021 г. и продолжится до 2023 г. Сейчас реконструкция находится на стадии проектно-изыскательских работ. Конечно, мы переживаем, потому что риск есть.
 
– На сколько реально возрастет нагрузка на железную дорогу с вводом новой шахты и обогатительной фабрики?
 
– Наши перевозки на участке Беркакит – Бестужево увеличатся на 3 млн т концентрата (которые получаются на выходе из 6 млн т угля. – «Ведомости») и суммарно составят 7 млн т. Кроме того, по этому участку будет перевезено 7–8 млн т продукции «Якутугля» и прочих небольших угледобывающих предприятий, кроме того, увеличивается северный завоз в Якутск.
 
– Хватает ли вагонов вашей транспортной компании? Вы завели собственный парк, берете вагоны в лизинг?
 
– У «Колмара» своего парка вагонов нет, мы работаем с привлеченными транспортными компаниями. Хотели купить полувагоны, чтобы гарантированно вывозить наши объемы, уже была договоренность с лизинговыми компаниями, но этот процесс пришлось остановить. Если нам удастся реализовать свою инвестпрограмму к 2023 г. и достроить объекты, то к идее закупки собственного парка мы можем вернуться. Программа приобретения собственного (в лизинг) парка полувагонов предусматривала до 7000 единиц инновационных вагонов повышенной грузоподъемности. Но пока в приоритете у нас завершение второй очереди на Инаглинском ГОКе и второй очереди порта.
 
Больше 2 млрд руб. на экологию
 
– При перевалке угля на терминале в Ванино вы будете применять безпылевой способ перегрузки. Что это за технология?
 
– Наш терминал оснащен современным немецким оборудованием. Выгрузка угля из вагонов осуществляется в закрытом помещении с применением системы аспирации и пылеподавления. Движение угля по терминалу осуществляется только по закрытым конвейерным линиям, а погрузка угля на судно производится с помощью специальной судопогрузочной машины с использованием водяного пылеподавления. Защита окружающей среды у нас в приоритете, поэтому мы реализуем более дорогой, но, на мой взгляд, и более перспективный проект перегрузки угля.
 
– Жители поселка Чульман жалуются на загрязнение реки выбросами с предприятий «Колмара». Как вы взаимодействуете с местными жителями и что делаете для решения проблем с загрязнением? Сколько средств вкладываете в экологические проекты, какие из них наиболее значительные и каков результат?
 
– Да, такая проблема есть, но она существовала и до того, как мы начали свою деятельность в Нерюнгринском районе. Мы выступаем за сохранение экологии и открыты к диалогу с общественностью. Представители общественности были у нас при запуске водоочистных сооружений. Если от плохой экологии разъедутся люди, кто же будет работать? Например, водоочистное сооружение на Денисовской шахте стоит 1,5 млрд руб. Кроме того, мы поставили там два шламоотстойника. В прошлом году на защиту экологии на Денисовском ГОКе потратили 2 млрд руб. Аналогичный проект реализуется на Инаглинском ГОКе.
 
С учетом всех предписаний, которые были даны надзорными органами, мы единственная компания, которая пошла на крупнейшие расходы по строительству очистных сооружений. Мы сразу начали возведение шламоотстойников, выделили средства на строительство водоочистных сооружений на Денисовском ГОКе. Построили их меньше чем за год. Одновременно со строительством объектов на Инаглинском ГОКе идет и возведение очистных сооружений. Мы построили обогатительные фабрики полностью замкнутого цикла, т. е. мы сознательно пошли на удорожание проекта для защиты экологии. Работники «Колмара» активно участвуют в субботниках, акции «Чистый берег» и многих других. Наша задача – максимально использовать технические возможности, которые минимизируют негативное воздействие на окружающую среду.
 
Всего за 2020–2023 гг. мы в Якутии в соответствии с комплексной программой по охране окружающей среды планируем потратить без малого 2,3 млрд руб.
 
Люди остаются в Нерюнгри
 
– Сколько рабочих мест вы создаете за счет двух новых проектов – Инаглинского ГОКа и терминала в Ванино? Теперь вам требуется много новых специалистов, как решаете проблему кадров? Удалось ли создать привлекательные условия для жизни в Нерюнгринском районе, снизился ли отток местных жителей?
 
– С открытием ГОК «Инаглинский» будет создано 4000 новых рабочих мест, в порту Ванино – 550. После запуска вторых очередей общее число сотрудников составит 9000 человек. Но уже сейчас мы ощущаем нехватку высококвалифицированных кадров – специалистов по подземной добыче. Для решения этой проблемы переучиваем сотрудников в учебных центрах. Во-вторых, сотрудничаем с дальневосточными вузами и колледжами, ввели программы наставничества и целевого обучения с гарантией получения рабочего места. Но и этого недостаточно, поэтому мы активно привлекаем кадры из других регионов России – особенно Забайкальского, Хабаровского края и Бурятии. Кроме того, привлекаем специалистов из стран СНГ. Например, из Казахстана и Донбасса приезжают и оседают в Нерюнгри очень мотивированные люди целыми семьями.
 
Мы активно участвуем в республиканской программе «Местные кадры в промышленности» – трудоустраиваем жителей Якутии, которые переезжают из улусов, из других городов в Нерюнгри. По программе трудоустроен 1161 человек, в том числе 651 человек – из Донбасса. Конечно, набираем местных жителей. Эти усилия приносят свои плоды: на Дне шахтера глава Нерюнгринского района Виктор Станиловский заявил, что впервые за долгие годы прекратился отток населения из района и появился прирост, соответственно, выросли цены на жилье. Однокомнатная квартира в Нерюнгри стоит от 1,8 млн до 2,4 млн руб.
 
Рост стоимости жилья – процентов на 30 за год. Но мы ожидаем прибытия новых сотрудников, поэтому было принято решение о строительстве жилого квартала с детским садом, школой и спорткомплексом на 2100 семей. Первая очередь квартала – 280 квартир – будет сдана уже будущим летом. В Ванино мы построили коттеджный поселок, четыре жилых дома на 180 квартир и планируется возведение физкультурно-оздоровительного комплекса. В кризис 2014 г. мы построили в Нерюнгри Ледовый дворец, в нынешний кризис планируем строительство жилого квартала. Мне кажется, только если ты что-то делаешь в кризис, то можешь вселить в людей веру в будущее.
 
– Сколько примерно времени вы проводите в Якутии, сколько – в Москве и как много времени в последние два года удается проводить с мужем? В какой-то степени вы оба жертвуете семейной жизнью ради работы.
 
– Мы не жертвуем семейной жизнью, поскольку продолжаем большую часть времени находиться вместе. Тем более с учетом пандемии многие вопросы решаются онлайн, и это дает возможность меньше находиться в командировках. Однако работа с коллективом в формате личного контакта остается приоритетной и более эффективной.
 
 
АО «Колмар груп»
Угольный холдинг
Бенефициары (данные ЕГРЮЛа): Анна Цивилева (70%), Геннадий Тимченко (30%).
Консолидированные финансовые показатели не раскрываются.
Добыча угля (2019 г.) – 8,5 млн т.
Объединяет угледобывающие предприятия, трейдинговые и логистические компании, образующие единый цикл добычи, обогащения и отгрузки коксующегося и энергетического угля, добываемого на месторождениях Нерюнгринского района Якутии. Помимо двух ГОКов («Инаглинского» и «Денисовского») в группу входит морской угольный терминал в порту Ванино. В 2019 г. суммарная выручка ГОКов составила 36,4 млрд руб.
 
 
Анна Цивилева
Председатель совета директоров АО «Колмар груп»
Родилась в 1972 г. в г. Иваново. Окончила Государственную медицинскую академию и Российский университет дружбы народов по специальности «организация здравоохранения и общественное здоровье». Окончила Государственный университет управления по специальности «менеджмент организации»
1999 - врач-психиатр областной клинической психиатрической больницы «Богородское» (Ивановская обл.)
2001 - работала во ФГУП «Российское объединение «Медтехснаб» Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию
2002 - директор по маркетингу ООО Digimed (поставки медицинского оборудования)
2016 - генеральный директор, председатель совета директоров Kolmar Sales and Logistics (Швейцария)
2018 - председатель совета директоров УК «Колмар»
2019 - председатель совета директоров АО «Колмар груп»
 
Ведомости/www.vedomosti.ru