CNY/RUB
11,8403
↑ +0,00
IMOEX
2 690,59
↓ -0,68
SSEC
3 224,53
↓ -1,47

Интервью

Интервью директора Института Дальнего Востока РАН Алексея Маслова
9 октября 2020 года
 
Без преувеличения можно сказать, что предстоящие выборы президента США привлекают к себе внимание во всех регионах. Не является исключением и Китай, отношения которого с Вашингтоном зашли почти в тупик. Наш специальный корреспондент Вячеслав Терехов поговорил с исполняющим обязанности директора Института Дальнего Востока профессором Алексеем Масловым о том, как реагирует Пекин на эти события и на некоторые последние изменения в Азиатском регионе.
 
- Китай, учитывая позицию Трампа, не может оставаться безразличным к тому, кто займет на следующие четыре года Овальный кабинет в Белом доме.
 
- Естественно, Китай внимательно следит за ходом президентской борьбы на официальном и на неофициальном уровне. Он проявляет себя в блогах, различных сетевых СМИ и, конечно, на разных конференциях.
 
Формально для Китая Трамп, конечно, очень нехорош. Именно он начал системную атаку на Китай. Если до Трампа это были уколы, Трамп организовал многоуровневую атаку на Китай и, самое главное, Китай впервые за десятилетия ощутил удар по идеологии. Трамп перевел критику с экономического уровня, которая так и осталась, на уровень критики коммунистической идеологии. И это тем более ощутимо для Пекина, потому что он не знает, как на это отвечать.
 
Понятно, что на экономику можно ответить экономикой. На военном этапе – усилением военной мощи. А на идеологию – непонятно как. Правда, можно вспомнить, что еще некоторое время назад Байден тоже пытался критиковать Китай и разыгрывать "китайскую карту". Но очевидно, что он проигрывает по накалу страстей, и стало понятно, что только Трамп может полноценно ее разыграть, потому что для него это один из успехов внешней политики. Поэтому Китай решил придерживаться политики без ответа на американские выпады, вплоть до итогов выборов.
 
Конечно, он продолжает делать официальные заявления о недопустимости американской политики по отношению к китайским товарам и бизнесменам. Но мы не видим того, чтобы Китай выставил комплекс антиамериканских мер в отличие от Америки, которая выставляет комплекс антикитайских мер.
 
Антикитайская коалиция – неожиданность для Пекина
 
- Плюс к этому Пекин, конечно же, видит, что Трамп нащупал еще одну слабую сторону Китая: это возможность создания антикитайской коалиции. И Китай, конечно, надеется, что с приходом Байдена ситуация станет явно проще. В любом случае сейчас не стоит что-то делать, ибо через недолгое время ситуация может измениться. Для Китая эти выборы сейчас являются одним из ключевых вопросов, так как ничто не может повлиять на него столь же сильно, как выборы в США.
 
Но есть еще один важный аспект. Китай, наверное, сейчас понимает, насколько он оказался уязвим в своей внешнеэкономической и внешнеполитической модели. В этом случае неважно, кто придет: Байден или кто-то другой. Но Китай должен задуматься над модернизацией своей модели, чтобы она стала менее уязвима.
 
Вся ныне действующая система Китая выстроена по очень простой траектории – максимальный выход Китая за рубеж при максимально позитивном отношении к нему. И Китай вдруг ощутил, что к нему не очень позитивно относятся, и даже есть ряд стран и коалиций, которые не очень любят Китай, а он на них рассчитывал, причем, речь, конечно, идет о влиянии США в этих странах. К ним относится целый ряд стран Центральной Европы, на которую Китай рассчитывал, как на важный плацдарм. Это и страны Юго-Восточной Азии, например Филиппины, которые начинают проявлять антикитайскую направленность. Поэтому Китай понимает, что та структура, которую он создал в рамках "одного пояса – одного пути", подверглась очень большой атаке со стороны США.
 
Уход Абэ – что принесет Китаю?
 
- Помимо выборов в США есть одно уже сложившееся изменение в руководстве важной страны, тем более соседней с Китаем. Я имею в виду изменения в руководстве Японии.
 
- Новый премьер Японии Ёсихидэ Суга, придя к власти, заявил о намерении продолжать диалог с Китаем. В Пекине это было воспринято очень позитивно, потому что за последние годы у Китая не складывался диалог с Японией. В первый период деятельности Абэ Япония наращивала инвестиции в Китай и развивала целый ряд проектов в науке, например, создавая совместные лаборатории.
 
Потом начались события, которые сильно отвратили эти страны друг от друга. В частности, усилилась дискуссия по поводу островов Сенкаку, и ситуация стала очевидно неразрешимой. Более того, в Китае прошло несколько кампаний против японских товаров и присутствия японских предприятий на территории Китая. Такие удары испытали совместные предприятия "Ниссан", "Мазда" и другие. Многие японские предприятия закрылись на территории Китая или были вынуждены продать свое производство китайцам.
 
В принципе для экономик и одной, и другой страны сложилась крайне невыгодная ситуация. И поэтому китайцы неоднократно предлагали Японии переналадить их отношения. И эту идею поддерживал японский бизнес, ибо речь идет об откровенно финансовых вещах.
 
Судя по всему, Япония сама не знает, как подобраться к Китаю, потому что находится под влиянием США, и мнение Японии по отношению к Китаю формируется под воздействием США. В Токио видят военную угрозу от Китая, и очень большую. Речь, в частности, о военно-морских силах Китая и морских учениях в акватории между Японией и Китаем. Это во многом и, вероятно, надолго затрудняет поиск совместной платформы для улучшения отношений.
 
Считается, что уже сегодня военно-морской флот Китая является крупнейшим в мире по количеству корпусов и насчитывает около 350 кораблей и подводных лодок. Например, ВМС НОАК могут похвастаться 130 крупными надводными кораблями (у США все же больше - 293), при этом совсем недавно Китай спустил на воду свой первый большой десантный корабль, а к 2023 году в Китае будет готов второй отечественный авианосец.
 
- По некоторым заявлениям, обе страны хотят наладить отношения. Но...
 
- Теоретически - все хотят, но практически - ничего не изменится на долгие годы.

Регулярные перевороты не снижают долг
 
- На границе с Китаем есть еще одна страна, в которой власть то меняется, то выборы ликвидируются: проблема в китайских деньгах, которых вложено в Киргизию немало.
 
- Нельзя сказать, что у этих стран плохие отношения. Они стремятся поддерживать их, где только можно. Заметна помощь Китая Киргизии в борьбе с пандемией. Но все-таки в самом главном диалог не пошел. Киргизия, как минимум дважды в этом году, обращалась к Китаю по поводу реструктуризации долга. Он высок. Частично эти деньги идут на строительство Бишкекской ТЭЦ. Причем долг сам по себе растет, потому что это не инвестиции Китая, а кредит, который он выделил Бишкеку.
 
Китай является самым большим держателем всех долгов Киргизии. По разным подсчетам, Китаю принадлежит 47% внешнего долга Киргизии. Долг наращивался много лет, потому что республика и раньше не могла расплатиться, а сейчас не может из-за известных событий. Поэтому, если Китай будет жестким и настойчивым, то может потребовать плату частью госимущества или передачи эксплуатации некоторых объектов под их управляющую компанию. Но это будет трагично для страны.
 
- В Киргизии нет прокитайских партий?
 
- Партий нет, но есть прокитайское лобби, которые выступают за укрепление отношений с Китаем, и не потому, что Китай хорош, а потому, что там можно что-то взять, деньги, например. Брать – берут, но отдавать не спешат. Пока Китай внимательно следит за событиями в Киргизии, не вмешивается, но про свои деньги не забывает.
 
Интерфакс/www.interfax.ru